Kirilius83

Что такое "тысячная" и как артиллеристы пристреливаются

Артиллерийская тысячаная - для чего нужна и как пользоватся. 

Цель найдена. Теперь нужно определить ее местоположение, нужно точно вычислить расстояние до цели, чтобы наша артиллерия знала, куда направить свои выстрелы.

Как же это сделать?

Местоположение цели определяется обычно по отношению к ориентиру, – именно, по отношению к тому ориентиру, который находится всего ближе к цели. Достаточно знать две координаты цели – ее дальность, то‑есть расстояние от наблюдателя или от орудия до цели, и угол, на который цель видна нам правее или левее ориентира, – и тогда местоположение цели будет определено вполне точно.

Предположим, ради простоты, что цель находится от нас на том же расстоянии, что и ориентир. Расстояние до ориентира нам, конечно, известно заранее: мы потому и называем предмет ориентиром, что местоположение его нам уже известно. Пусть расстояние до ориентира равно 1000 метров. Одна координата цели, следовательно, уже определена. Остается определить другую: угол между целью и ориентиром, – насколько цель видна нам правее или левее ориентира.

Чем же и как артиллеристы измеряют углы? В обыденной жизни вам не раз приходилось измерять углы: вы измеряли их в градусах и минутах. Артиллеристам же приходится не только измерять углы, но и быстро в уме переводить полученные угловые величины в линейные и наоборот. Поэтому измерение углов градусами и минутами для артиллеристов неудобно. Артиллеристы придумали совсем иную меру углов. Мера эта – «тысячная», или, как ее называют иначе, «деление угломера». Представьте себе окружность, разделенную на 6 000 равных частей (в разных странах окружность делят на разное количество частей). Примем за основную меру для измерения углов одну шеститысячную долю этой окружности и попробуем определить ее величину в долях радиуса.

 

Длина любой окружности превосходит, как известно, длину ее радиуса приблизительно в шесть раз. Значит, одна шеститысячная часть окружности – та мера, которой мы решили измерять углы, – будет равна примерно одной тысячной радиуса окружности… Поэтому‑то артиллерийская мера углов и носит название «тысячной». Этой мерой измерять углы очень удобно. Вы убедитесь в этом сами на следующих двух примерах.

Пример первый. Вы определяете угол, под которым видны с вашего наблюдательного пункта пулемет противника и отдельно стоящая сосна. Угол этот равен, оказывается, ста «тысячным». И пулемет, и сосна расположены на одинаковом от вас расстоянии‑на расстоянии 2000 метров. Вас интересует, поразят ли осколки 152‑миллиметровой гранаты людей у пулемета, если граната разорвется около сосны. Для этого, очевидно, надо прежде всего знать, как же велико расстояние от сосны до пулемета, если его измерять не в угловых, а в линейных величинах, то‑есть в метрах.

 

Задача эта решается очень просто. Надо только представить себе, что ваш наблюдательный пункт – это центр той окружности, которая описана радиусом, равным расстоянию от вас до пулемета (или до сосны). Радиус, таким образом, будет равен 2 000 метров. Углу в одну «тысячную» соответствует, как вы знаете, расстояние, равное одной тысячной радиуса, то‑есть в данном случае 2 метрам. А так как угол между пулеметом и сосной равен не одной, а ста «тысячным», то, значит, расстояние между пулеметом и сосной равно не 2 метрам, а 200 метрам.

Мы знаем, что действительное поражение осколки 152‑миллиметровой гранаты наносят на расстоянии до 35 метров от точки разрыва. Значит, в данном случае нельзя рассчитывать на поражение пулеметчиков осколками гранаты, рвущейся у сосны.

Еще один пример. В канаве около шоссе вы обнаружили группу стрелков, по которой и решили открыть огонь. Вам надо вычислить расстояние до стрелков или, что то же, до шоссе.

Для решения этой задачи воспользуйтесь телеграфными столбами на шоссе; высота их известна – она равна 6 метрам.

Измерьте теперь угол, которым покрывается высота телеграфного столба, и вы будете иметь все данные для решения этой задачи. Допустим, что угол этот оказался равным 3 «тысячным». Но если 6 метрам соответствует с этого расстояния угол в 3 «тысячных», то 1 «тысячной» будут соответствовать 2 метра. А всему радиусу, то‑есть расстоянию от вас до шоссе, будет соответствовать величина, в 1 000 раз большая. Нетрудно сообразить, что расстояние от вас до шоссе будет равно 2 000 метров.

В действительности не все расстояния будут выражаться такими числами, как 2 000, 3 000 метров. Числа могут и не оканчиваться нулями. Но принятая в артиллерии мера для измерения углов позволяет, как в этом вы уже убедились, без всякого труда быстро находить одну «тысячную» от любого из таких чисел. Для этого надо только мысленно отделить в таком числе справа три знака, и вы получите значение одной «тысячной» этого числа. Все это проделывается очень быстро в уме.

 

А вот что получилось бы, если бы вы за меру углов приняли не «тысячную», а обычную, применяемую в геометрии, меру углов: один градус или одну минуту. Угол в один градус был бы равен 1/60 радиуса, а угол в одну минуту 1/3600 радиуса, и, следовательно, при решении любой из приведенных задач вам приходилось бы делить числа, выражающие расстояние до целей, не на 1 000, а на 60 или на 3 600. Попробуйте проделать это деление с любым выбранным наугад числом, и вы сейчас же убедитесь, что без карандаша и бумаги вам здесь не обойтись.

 

Шкалы всех артиллерийских приборов приспособлены к измерению углов в «тысячных», или, иначе говоря, в делениях угломера.

Вспомните, что в поле зрения бинокля вы всегда видели сетку с делениями. Эти деления и есть «тысячные». Самое маленькое деление сетки равно пяти, а большое – десяти «тысячным».

На рисунке 177 эти деления обозначены не просто числами «5» и «10», а с приставленными слева нолями – «0‑05» и «0‑10». Так пишут и произносят артиллеристы все величины в «тысячных», чтобы избежать ошибок в командах. Если нужно скомандовать, например, «правее 185 «тысячных», то произносят это число, как номер телефона: «один восемьдесят пять», а пишут 1‑85.Сетка с делениями, такая же, как в бинокле, имеется и в поле зрения стереотрубы. Но стереотруба имеет еще угломерную шкалу снаружи.

 

Но не только с помощью этих сложных приборов можно измерять углы. Ваша ладонь и ваши пальцы могут стать неплохим угломерным прибором, если только вы определите, сколько в них заключается «тысячных», какова «стоимость» их, или, как говорят артиллеристы, какова «цена» ладони и пальцев. Главное, о чем надо помнить при таком измерении, – это о вытягивании руки на полную ее длину. Разные люди имеют разную длину руки и разную ширину пальцев. Поэтому каждый разведчик‑наблюдатель должен заранее определить «цену» своей ладони, своих пальцев. 

Понятно, что таким простейшим «угломером» может явиться всякий предмет, «цену» которого в «тысячных» вы заблаговременно определили.

 

 

Верикальная наводка на цель.   

Положим, что вы уже произвели горизонтальную наводку в цель, которая находится точно на горизонте орудия, и при этом горизонтальную черту перекрестия панорамы также совместили с целью. Прицел же у вас поставлен на 0, то‑есть стебель прицела доотказа опущен вниз.

При такой установке ствол будет смотреть как раз в цель. Но стрелять при таком положении ствола вы еще не можете. Вы же знаете, что ствол должен смотреть выше цели.

Пусть дальность до цели, в которую вы наводите орудие, равна 1 500 метрам. Изменение прицела на одно деление изменяет дальность падения снаряда на 50 метров, значит, при расстоянии до цели в 1500 метров прицел надо установить на 30 делений.

Вы начинаете вращать маховик прицела и выдвигаете стебель его до тех пор, пока к указателю не подойдет то деление дистанционного барабана, около которого стоит число 30. Прицел, таким образом, вы установили правильно. Но ствол вы еще не двигали, он все еще сохраняет прежнее свое положение, стоит не под тем углом, который вам нужен.

Как же привести теперь ствол в нужное положение?

Тут поможет вам опять‑таки панорама. Ведь она прикреплена как раз к прицелу. Когда вы выдвинули прицел, вы тем самым изменили положение панорамы: панорама наклонилась вперед, и ее перекрестие смотрит теперь ниже цели.

Чтобы вернуть перекрестие панорамы в прежнее положение, вы, не трогая прицела, опускаете казенную часть ствола и этим самым ставите ствол как раз под тем углом, который нужен. Опуская вниз казенную часть ствола, вы смотрите в окуляр панорамы. Как только вы видите, что горизонтальная черта перекрестия совместилась с основанием цели, вы перестаете опускать казенную часть ствола.

Вы направили перекрестие панорамы снова в цель и, вместе с тем, получили нужный угол возвышения.

Так производится вертикальная наводка по видимой от орудия цели.

 

Как артиллеристы стреляют.

Предположим, что вы – командир – полкового орудия. Подчинены вы командиру стрелкового взвода. Он сообщил вам, что противник наступает от деревни Заозерье, и приказал вам выдвинуть орудие в рощу у хутора Огнивка, чтобы сбить батальонную пушку противника, стреляющую из кустов у деревни.

 

Вам надо прежде всего решить, где поставить орудие, иначе говоря, выбрать для него огневую позицию.

От хутора Огнивка до деревни Заозерье менее двух километров. Когда вы выдвинетесь в рощу, что впереди хутора, до цели останется всего километра полтора.

На такой небольшой дальности надо очень быстро решать все огневые задачи: если вы промедлите с открытием огня, то минут через пятнадцать противник подойдет вплотную, к вам, достигнет хутора Огнивка. А, главное, ваша задача – сбить пушку – должна быть решена очень быстро: этого требует вся обстановка боя. Значит, на всю подготовку к открытию огня вам никак нельзя потратить больше трех‑пяти минут. Все это требует выбора «открытой» огневой позиции, с которой вы будете видеть цель прямо от орудия. Тогда направлять орудие в цель можно будет очень просто – без всяких расчетов, и вы сумеете сразу же начать стрельбу.

Но вам нельзя показать себя противнику раньше времени, иначе противник помешает вам занять позицию, обстреляет вас прежде, чем вы успеете открыть огонь.

Решение напрашивается само собой: позицию надо занять на той опушке рощи, которая обращена к противнику. Выехать же на позицию надо скрытно, маскируясь рощей и кустами на ее опушке.

Вы отдаете приказание:

«Наводчику вести орудие вдоль дороги лесом. Остановиться скрытно вблизи опушки, не выходя из рощи». А сами отправляетесь выбирать позицию. Время не позволяет долго заниматься этим делом. Вот бугорок на опушке – место удобное: местность впереди видна хорошо – * значит, обстрел будет хороший; видна деревня Заозерье, видна и батальонная пушка противника в кустах влево от деревни; до нее километра полтора – значит, отсюда можно выполнить поставленную задачу.

Вот до этого куста, – соображаете вы, – можно выехать на лошадях, а дальше, чтобы не обнаружить себя противнику, надо будет выкатить орудие на руках.

Остается поскорее вызвать сюда орудие. В это время к вам подбегает красноармеец с докладом: «Орудие подошло и остановилось метрах в 50 сзади, в роще».

«Проведите орудие к этому кусту», – приказываете вы красноармейцу.

Через минуту орудие на указанном месте, Вы подаете команды: «Стой! С передков прямо марш!» И затем, когда передок отъедет: «К бою!»

Вы приказываете поставить зарядный ящик и передок укрыто в лесу, метрах в тридцати в стороне от орудия, предварительно выложив из ящика патроны для первой огневой задачи – три лотка гранат, да на всякий случай – два лотка шрапнелей.

Пока орудие находится еще в укрытии, надо проделать возможно большую часть всей работы по подготовке к стрельбе. Поэтому часть команд вы подаете еще до того, как орудие будет выдвинуто на позицию: «Гранатой. Отражатель ноль. Угломер 30‑00».

До цели приблизительно полтора километра; так вы определили на‑глаз. Значит, надо подать команду: «Прицел 30» (30 тысячных по вертикальной шкале).

После того как ваши команды выполнены, вы приказываете; выкатить орудие на огневую позицию.

Хорошо сработавшийся расчет быстро и дружно выдвинул орудие вперед.

Тотчас вы указываете наводчику цель.

Сделать это можно по‑разному: рукой, в бинокль, но все это требует расхода времени; проще всего самому навести орудие, а затем показать наводчику цель в панораму. Таким способом вы сэкономите драгоценное время.

Когда наводчик проверил и убедился, что цель видна в панораму, вы подаете остальные команды:

 

«По орудию у куста.

Наводить в подошву куста.

Один снаряд. Огонь!»

 

Пока номера заряжают орудие и уточняют наводку, вы выбираете себе удобное место для наблюдения и определяете, откуда дует ветер.

Если вы станете так, что ветер будет дуть от орудия в вашу сторону, дым и пыль после выстрела помешают вам наблюдать. Вы, конечно, выбираете место с наветренной стороны.

Наводчик крикнул «Готово!», вы скомандовали «Орудие!», и тотчас прозвучал выстрел.

Скорее наблюдайте: снаряд будет лететь до цели всего лишь четыре секунды.

Вот и разрыв. Куст и цель отчетливо видны на фоне черного дыма. Значит, дым за целью, то‑есть снаряд перелетел. А направление– верное.

Что скомандовать дальше?

Во‑первых, скомандуйте:

 

«Верно».

 

Наводчик поймет, что он правильно уяснил цель, наводил туда, куда нужно, и дальше ему, значит, надо наводить туда же.

Но на прицеле 30 у вас получился перелет: значит, прицел велик. Надо убавить его. На сколько именно делений убавить? Скомандовать ли для следующего выстрела прицел 29, 28, 27 или какой‑нибудь еще?

Понятно, что прицел лучше всего убавить ровно настолько, насколько перелетел снаряд.

Но вот этого‑то и нельзя определить по вашему наблюдению. Правда, иногда можно судить о величине перелета или недолета по местности, например, когда цель– на ровном скате, обращенном к орудию. Но обычно надо быть очень осторожным в своих суждениях о величине отклонения снаряда по дальности; тут легко впасть в грубую ошибку.  Поэтому артиллеристы для решения вопроса об изменении прицела после первого выстрела во всех случаях пользуются особыми правилами. Правила эти выработаны на основании изучения теории стрельбы и опыта.

Изучение очень большого количества стрельб и результатов измерения расстояний привело к такому выводу: если дальность определена на‑глаз, срединная ошибка составляет примерно 10% дальности. Ошибки в большую и в меньшую сторону одинаково часты. Маленькие ошибки встречаются чаще, чем большие.

Зная срединную ошибку, исправьте на эту величину установку прицела.

Но не годится задерживать всякий раз стрельбу такими расчетами. Расчеты эти сделаны раз навсегда и приведены в «Правилах стрельбы войсковой артиллерии»; каждый артиллерист должен знать эти правила.

При малой дальности – от одного до трех километров – срединная ошибка определения дальности на‑глаз составляет в среднем 200 метров.

Значит, первое изменение прицела – первый скачок, как принято говорить, – надо делать в четыре деления прицела – на 200 метров.

Поэтому, получив перелет на прицеле 30, вы смело командуете:

 

«Прицел 26.

Огонь!»

 

Раздался выстрел. Облако дыма на миг заслонило цель. Это значит, что разрыв произошел между вами и целью, то‑есть снаряд не долетел.

Получение перелета и недолета в артиллерии называется «захватом цели в вилку».

Итак, ваша цель захвачена в вилку. Теперь уж не надо гадать, далеки ли ваши разрывы от цели: от первого разрыва до второго – около 200 метров, а цель – между ними. Значит, один из разрывов примерно не дальше 100 метров от цели.

Но можно ли уже перейти к поражению цели?

Ширина вилки – 200 метров. А действительное поражение осколки гранаты наносят, как известно, на площади глубиной всего лишь в 15 метров. Чтобы поразить цель, пришлось бы истратить очень много снарядов, стреляя на многих установках.

Выгоднее сперва поближе подвести разрывы к цели – «сузить вилку». Вы получили недолет на прицеле 26, перелет – на прицеле 30. Значит, прицел, соответствующий расстоянию до цели, больше 26, но меньше 30. Естественное решение – назначить средний прицел, то‑есть прицел 28.

Произведя выстрел на прицеле 28, вы получите новую, более узкую вилку: ширина ее будет, примерно, только 100 метров – два деления прицела.

Стало быть, один из разрывов обычно будет примерно не дальше 50 метров от цели.

Но вы знаете уже, как велико рассеивание снарядов в дальности. Может случиться, что найденная вами вилка (перелет или недолет) на самом деле не является вилкой.

Может выйти так, например, что на прицеле 28 снаряд упадет в ближней части эллипса рассеивания и не долетит, а средняя траектория для этого прицела будет не недолетная, а, наоборот, перелетная. Вы подумаете, что вилка у вас 28– 30+, но это будет ошибкой.

Чтобы избежать таких ошибок, которые могут спутать все расчеты и привести к большому расходу снарядов, принято всегда «обеспечивать» пределы «узкой вилки»; «узкой» называют вилку в два деления прицела.

Предел вилки можно считать обеспеченным, если на нем получено не одно, а, по крайней мере, два наблюдения одного знака – два плюса или два минуса (плюсами обозначают в артиллерии перелеты, а минусами – недолеты).

Итак, вы ищете узкую вилку и, не теряя времени, сразу же обеспечиваете ее предел, командуя:

 

«Прицел 28.

Два снаряда, беглый огонь!»

 

Быстро, один за другим, прозвучали два выстрела – и вы увидели два перелета.

Вилка у вас теперь такая: 26 – 28++.

Осталось обеспечить ближний предел вашей вилки – прицел 26, чтобы убедиться, что средняя траектория на этом прицеле действительно недолетная.

Вы командуете:

 

«Прицел 26.

Один снаряд, огонь!»

 

Этот выстрел на прицеле 26 дал снова недолет. Он убедил вас, что средняя траектория на прицеле 26 недолетная.

Вывод ясен: прицел 26 мал, прицел 28 велик; посредине остался лишь прицел 27, который, вернее всего, и будет хорош для поражения цели. Вот теперь‑то уж вы смело можете считать пристрелку законченной и перейти на поражение.

Вы командуете:

 

«Прицел 27.

Четыре снаряда, беглый огонь!»

 

Выстрелы следуют быстро один за другим. Уже после второго разрыва цель окутана дымом и пылью, и наблюдать становится трудно. Но законченная пристрелка дает вам уверенность, что разрывы легли недалеко от цели.

Наконец, рассеялся дым последнего разрыва. И вот вы видите: на бугре, перекосившись, с поломанным колесом, стоит неприятельская пушка; хромая, уходит от нее прочь один человек; другой ползет на четвереньках в сторону.

Неприятельская пушка больше не стреляет!

Вы решили заданную вам огневую задачу.

Надо поспешить и вам: открыв огонь, вы обнаружили себя противнику. Как пять минут тому назад вы сами выезжали на позицию, чтобы сбить пушку противника, так сейчас, быть может, выезжает орудие противника, получившее задачу сбить вас. А может быть, оно уже стоит на позиции и вот‑вот откроет огонь. Не стойте подолгу на одной и той же открытой позиции! Выполнив огневую задачу, уведите поскорее орудие в сторону от того места, где стояли, поставьте его в укрытие, а сами тем временем наметьте новую огневую позицию в стороне от первой.

Если же вам случится когда‑нибудь получить задачу занять открытую позицию и выжидать на ней появления противника, обязательно выройте сначала окоп и тщательно замаскируйте орудие. Иначе противник сможет не дать вам открыть огонь в тот момент, когда это вам понадобится.

 

Против танков. 

Артиллерия всегда должна быть готова к борьбе с танками.

Современные танки хорошо вооружены: они имеют броню, которая защищает их от осколков снарядов и от небронебойных пуль, имеют пулеметы и пушки, установленные в башнях. Двигаются танки с большой скоростью и действуют обычно не поодиночке, а массами. Все это делает танки мощным и грозным оружием. И чем ближе подходят они к вам, тем они становятся сильнее: огонь их становится более метким.

Для успешной борьбы с танками нужны очень скорострельные и очень поворотливые орудия. Полковую пушку поворачивать трудно, и она не может дать больше 10‑12 прицельных выстрелов в минуту. Конечно, в умелых руках эта пушка вполне пригодна для успешной борьбы с танками, но все же лучше иметь еще и специальные орудия, во всех отношениях приспособленные к борьбе с танками.

Специальные противотанковые пушки уже разработаны и имеются сейчас во всех армиях. Калибр их – от 20 до 57 миллиметров. Стрельба из таких пушек отличается некоторыми особенностями.

Представим себе, что мы находимся на огневой позиции одного из таких орудий ‑ 37‑миллиметровой противотанковой пушки.

Маленькая противотанковая пушка спряталась в мелком кустарнике, и противнику она совсем незаметна.

 

Панорамы у этой пушки нет: вместо нее – прицельная трубка, в поле зрения которой находится перекрестие. На вертикальной линии перекрестия нанесены тоненькие черточки; они образуют ряд маленьких перекрестий, любое из которых может быть при наводке совмещено с целью. Если совместить с целью нижнее маленькое перекрестие, то пушке будет придан угол возвышения для стрельбы на дальность 900 метров. Каждое следующее маленькое перекрестие уменьшает дальность стрельбы на 300 метров. Таким образом, наводка упрощается, и, чтобы придать пушке необходимый угол возвышения, совсем не нужно пользоваться выдвижным прицелом.

Таковы некоторые особенности противотанковой пушки. Что же они дают на практике, и как ведет себя такая пушка в бою?

…Вот из‑за леса слева показался белый дым. Постепенно он заволакивает впередилежащую местность. Это – дымовая завеса. Очень возможно, что противник ставит дымовую завесу для того, чтобы прикрыть ею движение своих танков.

Надо теперь быть начеку!

Командир орудия подносит к глазам бинокль. За дымом уже не различить двух кудрявых деревьев, которые были избраны ориентиром. Расстояние до них определено было заранее, оно равно 1 400 метрам. Зато отчетливо вырисовываются другие, более близкие ориентиры: вот белый камень – до него 650 метров, правее его желтый куст – 900 метров, поваленное дерево у дороги– 400 метров… Все эти ориентиры командир орудия заранее зарисовал у себя в записной книжке и занумеровал, чтобы было проще указывать их наводчику; расстояния до некоторых ориентиров он даже измерил шагами, так как до подхода противника у него было достаточно времени.

Наводчик и весь расчет отлично знают положение намеченных, ориентиров и их номера.

Командир орудия приказывает наводчику направить пушку в ориентир № 4 – белый камень. Командир помнит, что в этом направлении, примерно в 500 метрах за белым камнем, находится большая лощина, прикрытая мелкими порослями. Это – удобное место для танков, и оттуда вернее всего можно ждать их появления.

Проходит несколько секунд, и пушка принимает указанное направление.

Вот уже доносится шум моторов и гусениц танков. Шум то усиливается, то затихает. Но танков все еще не видно: они идут, прикрываясь дымом. Наконец, выходит из дыма первый танк, за ним второй, третий. Затем появляются еще два танка. Все они выходят правее белого камня: не совсем там, где их ждали.

Наступают напряженные минуты.

«Ориентир 3. Танки!» – указывает командир наводчику.

«Есть!» – откликается наводчик и поворотным механизмом быстро поворачивает ствол в сторону танков.

Танки приближаются; идут они не прямо на орудие, а немного влево.

Не теряя времени, командир орудия определяет дальность до головного танка. Судя по местным предметам, до него около 1 000 метров.

Головной танк идет как раз в направлении на ориентир № 2 – желтый куст, расстояние до которого 900 метров. Командир решает поразить танк, когда тот подойдет к кусту.

Но мало знать расстояние, нужно знать еще, какое взять боковое упреждение. Только тогда можно рассчитывать, что снаряд попадет в цель.

Командир определяет на‑глаз скорость танка и его курсовой угол, быстро раскрывает свою записную книжку на той странице, где имеется табличка упреждения на ход танка (в зависимости от дальности, скорости танка и курсового угла), и тотчас же командует:

 

«По головному танку.

Ориентир 2.

Бронебойной гранатой.

Прицел 900.

Упреждение полтанка».

 

Заряжающий вкладывает бронебойный патрон в ствол. Как только патрон оказался в стволе, затвор сразу же закрывается сам собой, без участия замкового. Такой автоматически закрывающийся затвор облегчает работу орудийного расчета.

Наводчик между тем направляет ствол на желтый куст, он подводит нижнее маленькое перекрестие к танку. Командир орудия, не отрываясь от бинокля, следит, когда танк подойдет к рубежу желтого куста.

Проходят секунды…

Наконец, раздается команда: «Огонь!»

Наводчик сразу же выносит перекрестие вперед и, вглядываясь в танк, ждет, когда тот приблизится к перекрестию на расстояние в полфигуры.

Проходит всего одна секунда, и раздается выстрел.

Командир орудия наблюдает разрыв. Недолет, но направление взято верно.

Теперь все дело в быстроте и точности наводки.

Выстрелы следуют один за другим через каждые три‑четыре секунды.

После третьего выстрела командир орудия подает команду: «Стой!»

Стрельба прерывается: командир ясно увидел, что третий снаряд дал попадание. Танк сделал рывок вперед и внезапно остановился.

За 8 секунд пушка успела сделать три выстрела! Значит, за минуту она может сделать до 20 выстрелов. Это действительно скорострельная пушка!

Один танк подбит, но остальные продолжают двигаться, несколько изменив свой курс. Они идут уже на больших расстояниях один от другого. Два танка идут по ту сторону высоты с желтым пятном: они держат курс на проволочные заграждения, а два других идут почти прямо на орудие.

Очевидно, они его еще не заметили.

Расстояние до правого танка сейчас не более 700 метров.

На таком небольшом расстоянии, – решает командир орудия, – можно стрелять, уже не меняя прицела.

Дело в том, что высота танка – около двух метров. А начальная скорость снаряда противотанковой пушки так велика, что ее снаряд можно посылать по совсем отлогой траектории; при небольшой дальности стрельбы траектория снаряда нигде не поднимается выше двух метров над горизонтом орудия. Значит, когда цель находится на горизонте орудия, где бы снаряд ни встретился с танком, он попадет в танк, если только направление стрельбы взято верно.

У противотанковой пушки дальность «прямого выстрела», то‑есть такого выстрела, при котором траектория снаряда не поднимается выше танка, равна 600 метрам. А у полковой пушки дальность «прямого выстрела» по танку равна всего лишь 400 метрам: она и в этом уступает противотанковому орудию.

На дальности прямого выстрела не надо изменять скомандованного прицела, а достаточно изменять наводку: выше или ниже. Только для первого выстрела надо, в зависимости от расстояния до танка, указать, куда наводить: в низ, в верх или в середину танка.

Учтя это, командир орудия подает команду:

 

«По правому танку.

Ориентир 8.

Прицел 600.

Наводить в верх.

Огонь!»

 

Наводчик быстро направляет ствол пушки в танк; вертикальную черту перекрестия он совмещает с серединой танка. Танк идет теперь прямо к орудию, и, значит, бокового упреждения уже не требуется.

Три первых выстрела не дают результата. Первый разрыв не замечен, а второй и третий оказались влево от танка на 0‑02.

Командир орудия видит, как у башни танка мелькает пламя: танк заметил орудие и открыл стрельбу. Над головами проносится снаряд. Танк подходит все ближе. Нет никакого сомнения, что сейчас он выстрелит снова. Несмотря на опасность, командир орудия с прежней уверенностью продолжает стрельбу. Он тотчас подает новую команду. Прошлый разрыв отклонился влево от танка на небольшой угол (0‑02). Командир сообщает об этом наводчику. Наводчик мгновенно переносит точку прицеливания вправо (меньше чем на одну фигуру).

«Наводить ниже», – командует командир орудия.

Теперь вертикальная нить совпадает уже не с серединой танка, а с правым его краем; горизонтальную же черту перекрестия наводчик совмещает с серединой танка, то‑есть опускает ее ниже на полфигуры.

Один за другим раздаются два выстрела. За это время танк тоже успевает дать новый выстрел, но снаряд его опять уходит куда‑то далеко за орудие.

Командир орудия видит: оба его снаряда попали на этот рад в танк. Танк быстро останавливается.

Командир подает новую команду:

 

«Стой!

По левому танку.

Упреждение один танк.

Огонь!»

 

Первый разрыв дает отклонение вправо на 0‑03. Танк, заметив стрельбу, резко изменяет свой курс: он идет теперь влево почти под прямым углом к направлению стрельбы. Условия для наводки – самые невыгодные.

Командир орудия передает свое наблюдение наводчику – «Вправо». Но в это самое время командир видит впереди два взрыва. Оба танка по ту сторону высоты с желтым пятном наскочили на противотанковые мины. Из пяти танков остается невредимым только один. Надо его прикончить как можно скорее.

Пушка не успевает еще произвести выстрела, как над головами расчета неожиданно пролетает со свистом снаряд и разрывается метрах в пятидесяти. Оказывается, танк, стоящий с подбитыми гусеницами, еще жив: он снова открыл огонь.

 

«Стой!

По правому танку!»

 

Начинается настоящий поединок. Условия боя теперь равны: ни у танка, ни у пушки нет преимущества. Все зависит от того, кто в ближайшие минуты успеет сделать больше выстрелов, чьи выстрелы будут более меткими.

За первым выстрелом из танка следует сейчас же второй. На этот раз снаряд разорвался совсем близко. Над головами летят осколки. Один осколок ударяет в щит, другой ранит наводчика в плечо. На его место сейчас же становится замковый. Наводчика немедленно отправляют в укрытие для оказания медицинской помощи.

Стрельба не задерживается ни на минуту. Новый наводчик, выполняя команду, быстро поворачивает ствол пушки вправо. Один меткий выстрел – и стреляющий танк добит.

Теперь надо вернуться К последнему, левому танку, по которому так неожиданно пришлось прервать стрельбу.

За это время он успел уже уйти далеко и скрыться из виду. Наверно, он огибает рощу.

Вдруг позади слышится грохот гусениц танка и треск ломающихся деревьев: это танк, который зашел за рощу и, изменив курс, идет теперь прямо на орудие. Уже башня его видна на гребне. Всего метров пятьдесят отделяют его от позиции.

Двенадцатитонная громада несется прямо на людей, на пушку. Если танк с ходу навалится на пушку, он ее исковеркает, сомнет, точно она сделана из глины, а не из металла. О людях нечего и говорить, – от них ничего не останется.

К счастью для артиллеристов, из танка видно плохо. Танк, надо полагать, не замечает орудия: иначе он открыл бы уже огонь.

Нужно сейчас же повернуть орудие, открыть стрельбу по танку! Но командир орудия понимает: на это времени уже не хватит, танк слишком близко.

В этот опаснейший момент командир не теряет хладнокровия. Сообразив с молниеносной быстротой все обстоятельства, он находит правильное решение. Он командует:

 

«В укрытие!»

 

Сразу же все прыгают в «колодцы».

С грохотом и лязгом близорукое чудовище проносится почти над головами бойцов, поворачивает вправо и уходит, так и не заметив позиции.

Из бойцов никто больше не пострадал. Орудие также осталось целым. Через несколько минут оно уже продолжало выполнять свою боевую задачу, посылая снаряды вдогонку уходящему танку.

 

Виды артиллерии. 

Батальонная и противотанковая артиллерия . Ее основное назначение – поддерживать пехоту в бою и бороться с танками, танкетками и бронеавтомобилями противника. Эта артиллерия передвигается всегда вместе со своей пехотой, не отставая от нее ни на шаг. Понятно, что батальонные и противотанковые орудия должны быть небольшими, легкими, удобоподвижными. Ведь эти орудия придется перекатывать по полю боя силами людей, а в случае необходимости даже переносить их на руках в разобранном виде.Такие маленькие орудия нетрудно укрыть за небольшими складками местности даже вблизи противника.

 Противотанковые пушки  бывают калибром от 20 до 57 миллиметров, гаубицы, мортиры и минометы, калибр которых колеблется от 45 до 81 миллиметра.

Пушки, стреляя прямой наводкой с открытой позиции, будут бороться с танками противника и с его открыто стоящими пулеметами.

Гаубицы, мортиры или минометы будут обстреливать укрывшиеся в складках местности пулеметы и простейшие укрепления противника.

Если, например, наша наступающая пехота внезапно попадет под огонь замаскированного пулемета противника, можно будет сразу же, прямо рукой, указать эту цель командиру противотанковой пушки – ведь эта маленькая, подвижная пушка будет вести наступление вместе с передовыми частями пехоты. Стреляя прямой наводкой, пушка очень быстро заставит замолчать пулемет противника.

А если у пехоты не было бы своей пушки, пришлось бы передавать по телефону или радио на наблюдательный пункт батареи просьбу открыть огонь, разъяснять, где находится цель, и затем ждать, пока батарея найдет цель, пристреляется и поразит ее.

Маленькая пушка в передовых частях пехоты в этих случаях полезнее целой батареи, стоящей на закрытой позиции.

Если продвижению пехоты помешает окопавшийся пулемет, его всегда сумеет поразить батальонная гаубица, мортира или миномет, стреляющие навесным огнем.

Почти во всех армиях каждый батальон пехоты имеет свою артиллерию.

Наша армия вооружена отличными противотанковыми пушками и батальонными орудиями навесного огня.

 

Полковая артиллерия . Ее задача‑поддерживать в бою свой полк и бороться с механизированными средствами противника, с его танками и бронеавтомобилями.

На вооружении полковой артиллерии у нас состоят 76‑миллиметровые полковые пушки образца 1927 года. Эти пушки по своим свойствам очень близки к гаубицам и поэтому пригодны при очень разнообразных обстоятельствах – обладают известной универсальностью.

Небольшие по размеру, подвижные и поворотливые, эти пушки в бою будут передвигаться вместе с пехотой и часто будут стрелять с открытой позиции;

В каждом нашем стрелковом полку имеется шесть таких пушек.

В некоторых армиях в полках имеются, кроме того, специальные противотанковые батареи. Они состоят обычно из противотанковых пушек калибром 45‑57 миллиметров.

 

Дивизионная артиллерия  предназначается для поражения всех тех целей, которые встречаются в полевой войне и препятствуют пехоте дивизии успешно наступать или успешно обороняться. Дивизионной артиллерии приходится вести борьбу и с механизированными средствами противника, и с его пулеметами, укрытыми в гнездах, и с противотанковыми орудиями, и с неприятельской живой силой, засевшей в окопах или в различных укрытиях.

Не исключена возможность, что ей же придется вести борьбу и с артиллерией противника.

Для выполнения всех этих задач дивизионная артиллерия имеет пушки и гаубицы, значительно более мощные, чем батальонная и полковая артиллерия.

 

Корпусная артиллерия . Основное ее назначение – борьба с артиллерией противника, с дальними целями в глубине его оборонительной полосы и с прочными оборонительными сооружениями. Эти задачи требуют очень дальнобойных пушек и очень мощных гаубиц.

Каждый корпус имеет свой корпусный артиллерийский полк.

 

Артиллерия резерва главного командования , или, как ее сокращенно называют, АРГК, предназначается для усиления войсковой артиллерии на важнейших участках фронта и для выполнения особо трудных задач, непосильных орудиям войсковой артиллерии.

В резерве главного командования находятся различные орудия дивизионной и корпусной артиллерии, а кроме того, специальные особо мощные и дальнобойные пушки и гаубицы. Эти орудия сводятся в полки, отдельные дивизионы или батареи.

Наша Красная Армия обладает артиллерией резерва главного командования, включающей все необходимые и наиболее совершенные артиллерийские орудия.

 

Все рассмотренные нами виды артиллерии вооружены наземными орудиями, то‑есть орудиями, приспособленными для стрельбы лишь по целям, расположенным на земле.

Но имеется еще один особый вид артиллерии, – это зенитная артиллерия .

Задача зенитной артиллерии – вести борьбу с воздушным врагом.

Зенитная артиллерия вооружена в основном 75– или 76‑миллиметровыми зенитными пушками (средний калибр), о которых уже подробно говорилось в предыдущей главе.

Для борьбы со снижающимися и низко летающими (на высоте до двух‑трех километров) самолетами применяются малокалиберные зенитные пушки, а для борьбы с самолетами на больших высотах – крупнокалиберные зенитные пушки.

Зенитная артиллерия с водится в четырехорудийные батареи, а батареи‑в дивизионы трех‑четырехбатарейього состава.

Красная Армия имеет первоклассную зенитную артиллерию всех видов, со всеми необходимыми приборами и автоматами.

Артиллерию в настоящее время имеет не только пехота, но и все другие роды войск. Говорить особо о коннице и горных дивизиях нет надобности: они, точно так же как и пехота, как и стрелковые дивизии, имеют свою «конную» и «горную» артиллерию, приспособленную для совместных действий с этими войсками.

Даже такие роды войск, как автобронетанковые войска и авиация, не могут обойтись без артиллерии.

Пока автобронетанковые войска (танки, танкетки, бронеавтомобили) действуют бок‑о‑бок с пехотой или конницей, они еще могут получать артиллерийскую поддержку от них. Но при самостоятельных действиях, например в случае прорыва или рейда, им потребуется своя собственная механизированная артиллерия. Артиллерия нужна им для борьбы с противотанковыми орудиями противника, с его артиллерией, с мощными неприятельскими танками и, наконец, с авиацией противника.

Воздушный флот, когда он находится на земле – на аэродромах, – нуждается также в защите артиллерии. Зенитная артиллерия должна защитить его от налетов воздушного врага, противотанковая артиллерия – от прорвавшихся мото‑механизированных частей противника.

Как это ни странно, но даже артиллерия нуждается часто в помощи артиллерии же. Мощную тяжелую артиллерию, районы сосредоточения большого числа батарей, походные колонны артиллерии – все это необходимо защищать от нападения врага, защищать огнем своей зенитной, а иногда и противотанковой артиллерии. Но артиллерия проникает во все роды войск не только в виде специальных артиллерийских подразделений.

 

Сейчас артиллерийскими орудиями вооружены и танки, и бронеавтомобили, и бронепоезда, и даже некоторые самолеты, не говоря уже о военно‑морском флоте, где артиллерийское орудие издавна является важнейшей частью вооружения крупных кораблей.

Итак, с полным правом можно сказать: в наше время артиллерия нужна всем без исключения родам войск.

 

 

Взято из книги: 

Владимир Павлович Внуков "Артиллерия", Государственное Военное Издательство Наркомата Обороны Союза ССР, МОСКВА – 1938г.

Там много всего интересного, доходчиво расказано опринципах и основых расчетах (без матана, простая арифметика), а так же картинки. 

Изменено пользователем Kirilius83
  • Вверх 12

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот тут всё в разы проще объяснено:

  • Вверх 14
medal medal medal medal

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прочитал "Как артиллеристы стреляют"...
Цель, видимо, сидит и ждет пока вы по ней 10 раз "пристреляетесь" и наконец-то соизволите попасть.  :lol:

medal medal medal medal

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прочитал "Как артиллеристы стреляют"...

Цель, видимо, сидит и ждет пока вы по ней 10 раз "пристреляетесь" и наконец-то соизволите попасть.  :lol:

Нет, что Вы .надо рашить по центру, что бы у врага и сомнения не осталось, что его ждет.

  • Вверх 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прочитал "Как артиллеристы стреляют"...

Цель, видимо, сидит и ждет пока вы по ней 10 раз "пристреляетесь" и наконец-то соизволите попасть.  :lol:

А что, сидящие по кустам не так себя ведут, а? :crazy: 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А что, сидящие по кустам не так себя ведут, а? :crazy:

Ну, я надеюсь, в артиллеристы школьников не берут :lol:  

medal medal medal medal

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

по ка я буду высчитывать стописят формул и прикидывать куда палить,то 33 раза отправлюсь в ангар.имхо система бред,проще надо

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

по ка я буду высчитывать стописят формул и прикидывать куда палить,то 33 раза отправлюсь в ангар.имхо система бред,проще надо

Вы просто не играете в СБ.

medal medal medal medal

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ИМХО в СБ не хватает бинокля для поиска цели. Башня крутится медленно,через прицел не удобно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кстати, обиноклях:

 

Для определения расстояния по угловой величине необходимо знать ширину или высоту цели (предмета), до которого измеряется расстояние, и иметь приборы наблюдения. Если известны размеры местного предмета, расстояние до него можно определить с помощью тысячных (тысячная — угловая величина, равная 1/1000 радиана или центральному углу, опирающемуся на дугу, равную 1/6000 части окружности). Для этого нужно измерить угол, под которым виден предмет (в тысячных). Затем известную заранее величину предмета в метрах умножить на тысячу (постоянное число) и результат разделить на число измеренных тысячных. Эти действия выражаются формулой:

Д=(В/У)х1000

где Д — определяемое расстояние до цели в метрах;
В — известная высота (длина, ширина) цели в метрах;
У — измеренная угловая величина в тысячных, под каким видна цель (предмет).

Угловую величину предмета в тысячных можно определить с помощью полевого бинокля или другого прибора наблюдения. В поле зрения бинокля имеется угломерная сетка, которая в свою очередь имеет взаимно перпендикулярные угломерные шкалы. Величина одного большого деления шкалы соответствует 10 тысячным (0-10), малого — 5 тысячным (0-05).

post-1049486-0-02295100-1401547710_thumb
 
Не знаю какой конкретно бинокль имеется. Но расчет достаточно простой выходит - высоту делим на угол по шкале, и получаем дальность в км. 1000 - это просто перевод в метры, нам в общем-то и переводить не надо, для прицеливания и в км устроит....

 

post-1049486-0-02295100-1401547710_thumb

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ИМХО в СБ не хватает бинокля для поиска цели. Башня крутится медленно,через прицел не удобно.

Зажимай "С" и будет тебе счастье (самолетный обзор в общем).

medal medal medal medal medal medal medal medal medal medal medal medal

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прочитал "Как артиллеристы стреляют"...

Цель, видимо, сидит и ждет пока вы по ней 10 раз "пристреляетесь" и наконец-то соизволите попасть. :lol:

Нет конечно, как только ДОТы, ДЗОТы и окопы замечают разрывы вокруг себя, они меняют позицию!
medal

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Зажимай "С" и будет тебе счастье (самолетный обзор в общем).

 

Сам-то пробовал? В режиме снайперского прицела С не работает

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу