[ПЕРЕВОД] Журнал GBM, выпуски 78, 79, 81 и 83. Проект "Char G1"

Здесь я понемногу буду выкладывать перевод журнала Guerre, Blindes et Materiel выпусков 78, 79, 81 и 83. Полученная информация может использоваться для составления исторических и баг-репортов и как источник для предложения новой техники. Перевод - машинный с личной редакцией автора, желающие помочь с профессиональным переводом с французского приветствуются.
Права на оригинальный текст принадлежат месье Стефану Феррару, возможным иллюстрациям — неназванным французским конструкторам и 3D-художнику Жюльену Гису, а на всецелую работу — эксперту в танковом деле Франсуа Вовилье.

Выпуск GBM номер 78:
“Арлезианка” 1940 года…
Мечта о создании 20-тонного танка. Все конкуренты в одном фото, на двух страницах. Слева направо: проекты SEAM/Понятовского, Лоррейн, Рено, Бодо-Донон-Руссоль, СОМУА и ФСМ:
imageimage

Первая попытка 1935-1938 гг:
Среди всех французских танковых проектов 1935-1940 гг. выделяется G1. Эти 30-тонные танки имели схожие с Т-34 характеристики, но имели упрощённый дизайн — такие упрощения в конечном итоге привели бы к созданию AMX 30 или даже к Леклерку! Проект G1, который должны были довести до конца в сентябре 1940 года - важный элемент в истории французского танкостроения, развивавшегося перед Второй мировой войной.

Преамбула: танк DIM
4 июля 1930 года министр Андре Мажино подписал программу о производстве крупного количества единиц для моторизации и механизации французских войск, предложенную Высшим военным советом, вице-президентом которой был маршал Петен.
Само предложение:

  • создать лёгкую механизированную дивизию (DLM - division legere mechanique) путём трансформации одной из пяти существующих кавалерийских дивизий;
  • моторизация каждой бригады в оставшихся четырёх кав. дивизиях;
  • моторизация пяти пехотных дивизий (DIM - division d’infanterie motorisee).

Этот план, по сути, являлся подобием пятилетки и должен был быть воплощён в течение 1930-1934 гг., цена его была 5,4 миллиарда франков. Из-за проблем с финансированием в 1932-1935 гг., план был завершён, но не полностью.
В голове генерала Вейгана, сторонника идей механизации армии, была одна мысль: пехотные моторизованные дивизии - огромные сообщества, стратегическое передвижение которых должно было осуществляться не по рельсам, а по обычным дорогам. Способные преодолевать 200 км в день, они являются очень “мобильным” инструментом в руках армии. Их можно использовать как средства блицкрига, таким образом, становясь “королевами битв”, так и как средства для быстрой контратаки в тех местах, где прорвался противник. Тем не менее, без прикрытия бронетехникой с достаточным уровнем защищённости и огневой мощи такие дивизии негодны в бою. Созданные в первой половине 1930-х гг., некоторые средние пехотные танки, например…

  • B1, не могут преодолевать в день нужные 200 км. Их скорость - всего 20 км/ч (а в среднем они смогут проехать всего 100 км при средней скорости 12,5 км/ч, на что уйдёт 8 часов). Помимо этого, они очень тяжёлые и дорогие - как мы видим, проблемы с производством наблюдаются ещё с 1934 года;
  • D2, ещё более медленные, чем B1, а его запас хода равен всего 100 км; а ещё у него постоянные проблемы с трансмиссией.

Единственный танк, который будет способен справиться с такими задачами, будет кавалерийский танк 1935 года, разработанный СОМУА. С его запасом хода в 280 км, средней скоростью 30 км/ч и 47-мм пушкой, машина очень даже привлекательная. Тем не менее, испытания, проведённые лично пехотными подразделениями, выявили ненадёжность некоторых механических элементов, а трансмиссия также испытывала некоторые проблемы. Пехота назвала S.35 “очень интересным объектом для изучения”, однако его немедленный пуск в производство мог стать серьёзной ошибкой. К тому же, у пехоты было недоверие к фирме СОМУА, которая никогда раньше танки не делала (мда), а ещё аллергия на перчатки, пропахшие сливочным маслом (прим. ред. - что?).
Танк Рено D2, в свою очередь, негатива от пехоты не получил, несмотря на то, что танк никчёмен для мобильных операций. “Надёжные механизмы, достаточная скорость и броня - да, почти то, что нам нужно. Конечно, экипажи через сотни часов использования обязательно выявят недостатки, но сейчас танк D2 вполне идеален”.
Массу танка пытались ограничить двадцатью тоннами согласно постановлению Женевской конвенции, однако ненадёжность механизмов D2 оставлена быть не могла, а люди, поддерживающие проект B-танка (прим. ред. - char B - танк B1), вообще ведут тёмный бизнес с Республикой. В этот временной период, конкретно с 1935 по 1936 гг., пехотное командование предложит новый проект собственного, абсолютно нового танка, который, однако, получится тяжеловатым и слишком большим.

Для обеспечения защиты пехоты имеющиеся D2 слишком медленные, а B1, помимо своей медлительности, очень дороги и слишком тяжелы. Единственный танк - мобильный, хорошо вооружённый, мощный и с хорошим запасом хода - это “хороший объект для изучения”, СОМУА S.35.

2 лайка

20-тонный танк
16 декабря 1935 года пехотное командование опубликовало результаты исследования для создания собственного 20-тонного среднего танка. В нём указаны ТТХ будущей боевой машины, способной вклиниваться в моторизованные колонны, движущиеся со скоростью 20 км/ч. Как можно заметить, характеристики очень схожи с S.35:
(прим. ред. - слева - 20-тонный танк, справа - СОМУА S.35. Одна характеристика - оба танка)
Масса: 20 тонн ; 19,5 тонн
Скорость, сред: 20 км/ч ; 30 км/ч
Скорость, макс: 50 км/ч ; 45 км/ч
Запас хода: 400 км ; 280 км
Преод. траншея: 2 м ; 2,35 м
Преод. уклон: 45 град. ; 65 град.
Преод. стенка: 0,8 м ; 0,5 м
Вооружение: 47-мм пушка и пулемёт в башне
Боекомплект: нужное количество 47-мм снарядов
Бронирование: 40 мм
Преод. глубина: 1,2 м ; 1 м
Защита от ОМП (газов): есть ; нет
Радиосообщение: радиотелеграфное ; радиотелефонное

Несмотря на то, что Франция “освободила” себя от угрозы ограничения массы танка согласно Женевской конвенции, пехота продолжает использовать танки массой до 20 тонн по следующим тех. причинам:

  • танки весом меньше 20 т могут использовать 90% имеющихся мостов
  • танки весом больше 20 т могут использовать лишь 50% мостов
  • танки весом меньше 20 т могут использовать армейские понтоны
  • танки весом больше 20 т должны использовать резервные понтоны
  • танки весом меньше 20 т могут транспортироваться с помощью на “wagons plats”, которых было несколько тысяч
  • танки весом больше 20 т могут транспортироваться только с помощью “trucks”, которых было всего 200 штук

(прим. ред. - понять, что имели в виду авторы под “wagons plats” и “trucks” проблематично, это явно не простые грузовики, которых у Франции как раз было несколько тыс.)
Войска нуждались в 250 20-тонных танках, которыми нужно было снабдить пять батальонов. Об этом и говорилось в предложении 1930 года, об этом и мечтал генерал Гамелен - “дать каждой пехотной дивизии как минимум один танковый батальон”. Если в кавалерийские дивизии (DLM) генерал Гамелен не верил, то касательно пехотных (DIM) он был уверен - это та сила, которая должна сражаться в хорошо укреплённых регионах и которая сыграет главную роль в битвах. DLM же больше подходили для операций в бельгийских равнинных регионах.
Генерал Гамелен рекомендовал экипировать бронетанковые дивизии мощными танками B1 bis. На тот момент таких дивизий было две, в каждой было по 6 батальонов с танками B1 bis (в сумме 12 батальонов).

1 лайк

В 1936 ситуация с механизацией пехоты устаканилась:

  • танки B1 bis (масса 32 т) вошли в состав кирасирских дивизий
  • средние пехотные танки (массой 20 т) должны были использоваться для защиты моторизованных пехотных дивизий
  • лёгкие пехотные танки (10-12 т) должны были сопровождать обычные пехотные дивизии

Подобный тип организации в защите выглядел бы как некая “обратная пирамида”: во время обороны лёгкие танки вошли бы в бой первыми. Их прикрывали танки DIM, которые контратаковали врага в местах его прорыва. Затем в контрнаступление шли бы танки “B”, оттесняя врагов до их границ.
В наступлении боевые танки шли первыми, за ними следовали эшелоны средних танков, а за ними уже шла пехота с лёгкой техникой. В случаях прорыва вражеского фронта в эти места посылались средние танки и мотопехота.
С технической точки зрения всё в порядке:

  • объект (слишком) долгих исследований, танк B1 bis, “освобождённый” от ограничений Женевской конвенции, готов к бою. Единственный минус этого замечательного инструмента в том, что его дорого и сложно производить.
  • средний пехотный танк (20-тонный танк, который в то время был лишь в неадекватной форме D2) технически доступен и его будет возможно массово производить, используя современные технологии.
  • лёгкий пехотный танк — настоящий бронированный пехотинец, которых можно наклепать очень много, будет доступен незамедлительно.

Касательно 20-тонного танка… Идея разработки зародилась в 1936 год, когда размышляли над установкой 75-мм гаубицы в корпус и усиления брони с 40 до 60 мм (прим. ред. в 1937 году действительно приняли нечто подобное. 60-мм бронёй завладел, например, бронеавтомобиль Panhard 201). По сути, это мог бы быть один и тот же танк “B”, но в его производстве использовались бы современные технологии (литая сталь или механически сваренные катаные плиты) вместо старых (катаные плиты на заклёпках/болтах).
Подобный скачок к желанию разработки танка конструкции D2, но со скоростью S.35, можно объяснить быстрой эволюцией идей, появившихся в 1936 году.

Сила не в деньгах
В начале 1936 года было ясно, что единственный танк, подходящий для боёв в хорошо укреплённых регионах - это B1, который разрабатывался ещё с 1920-х годов. Это был последний подарок генерала Этьена, который ушёл из жизни в том же 1936 году.
Тем не менее, несмотря на то, что B1 и тем более B1 bis - это смертоносное оружие в руках армии, технологические сложности в производстве и эксплуатации его портят. Танк “B”, жертва непродолжительного производства, стал настоящей лабораторией высоких технологий танкостроения. В течение многих лет его пытались усовершенствовать, не беспокоясь о появлении новых технологических трудностей.

Действительно, если кредиты, выделяемые на производство новой техники (в то время раздел III бюджета военного министерства), представляют собой минимальную часть по сравнению с эксплуатационными расходами, их достаточно для покрытия «исследований и разработок». Таким образом, инженеры имеют привилегию постоянно совершенствовать свои машины, будучи защищенными от любых промышленных форс-мажоров. Программа вооружений 1936 года, известная как «14 миллиардов», устанавливает потребность в экипировке двенадцати дивизий танками B1 и B1 bis и финансирует их производство на период 1937-1940 гг. Для этого требуется поставка трёх батальонов таких танков в год, или около сотни танков. Но промышленность едва ли может дать более 35 штук в год (так было в 1937 и 1938 гг.). Тут главное не перепутать - теперь это уже не проблема финансов, а проблема сложностей в производстве. Если мы хотим достичь
поставленных целей, мы не можем ограничиваться одним танком “B”. Нам нужен еще один танк. Так почему бы не почерпнуть идеи из программы 20-тонного танка, пока
ещё находящейся на стадии предварительного проекта,
и модифицировать её, запросив у производителей 75-мм
пушку для установку в корпус и бронирование толщиной 60 мм, как у B1 bis?
1-е управление пехотой мимоходом отмечает, что
батальон танков B1 bis с 35 танками будет стоить
65 миллионов франков (прим. ред. - MF?) в пересчёте на 1936 г., тогда как батальон танков 20-тонного класса в количестве 50 штук будет стоить всего 25 миллионов.

Они же подтверждают, что такой танк должен стать…

  • менее тяжёлым, чем B1;
  • более дешёвым
  • лёгким в эксплуатации
  • простым в производстве
  • более быстрым, чем B1, на шоссе (если получится)

Но если пехота безоговорочно принимает массу около 25 тонн, в своём заказе она не меняет свои первоначальные характеристики - по прежнему требует танк массой 20 тонн, что в будущем вызовет многочисленные трудности у производителей, особенно у производителей двигателей.

А теперь немного о самих танках

КОНКУРЕНТЫ ПРОГРАММЫ:
Вооружение танков:
(прим. ред. слева - танк, посередине - вооружение в корпусе танка, справа - вооружение башни)
SEAM - 75 мм L/17 B1 ter ; 47 мм L/32 SA 35
СОМУА - 75 мм L/17 B1 ter ; 47 мм L/32 SA 35
Рено - НЕТ ; 75 мм L/29 APX или 47 мм L/50 Шнейдер
ФСМ - 75 мм L/17 B1 ter ; 47 мм L/32 SA 35
Фуга - 75 мм L/17 B1 ter ; 47 мм L/32 SA 35
Лоррейн - 47 мм L/32 SA 35 ; 47 мм L/32 SA 35
БДР - 75 мм L/17 B1 ter ; 47 мм L/32 SA 35
CGCL (Батиньо-Шатийон) - ? ; ? (прим. ред. - они вообще не представили свой танк)

БДР — компания Бодо-Донон-Руссоль (фр. Baudet-Donon-Roussel) (прим. ред. - на самом деле разработкой танка займётся ARL, что выльется в итоге в САУ ARL 40, BDR же предоставит электротрансмиссию) подписывает проект с очень необычным внешним видом нового танка, который должен будет посоревноваться с (а то и занять место) танком “B”. За знакомым силуэтом будут скрываться некоторые необычные технические решения (а об этом в нашем следующем журнале GBM - 79).
image

Рено — ставки на новый танк высокие; останется ли крупнейший производитель бронетехники лидером? Новый проект Рено старается соответствовать этим амбициям. Силуэт этого танка говорит за себя. Несколько штрихов карандаша - и новая машина месье Бийянкурта выходит за рамки проекта с её уникальной башней и мощным основным вооружением (полный обзор танка в нашем следующем журнале GBM - 79).
image

Фуга — от их проекта не осталось никаких следов. (прим. ред. - Фуга была очень связана с компанией Лоррейн, считайте, что следующий танк - их же разработка)

Лоррейн — очень красивые формы корпуса хорошо описывают проект компании Лоррейн. Тем не менее, расположение (прим. ред. - 75-мм) орудия в корпусе показало себя проблематичным решением, что вынудило фирму заменить его 47-мм пушкой (детали на стр. 46-47).
image

SEAM/Понятовски — танк SEAM будет единственной машиной проекта 20-тонного танка, которая достигнет стадии прототипа - представлена будет очень рано, ещё в конце 1936 года, но без вооружения и нужного двигателя, которые она сможет получить только в 1937 году (детали на стр. 44-45).
image
image

СОМУА — НАИМЕНЕЕ удивительная машина, которая по большей части будет представлять то же самое, что уже существует в форме кавалерийского танка. Для “пехотного” назначения СОМУА модифицирует ходовую часть в передней части машины для лучшей проходимости. Что касается вооружения, оно будет предшествовать тому, что выльется в вооружение известной самоходки SAu 40 (детали в нашем следующем журнале GBM - 79).
image

ФСМ — конкретно об этом танке ничего не известно, за исключением того, что силуэт его напоминал танк FCM 36, а вооружение совпадало с танком “B”. На нашей модели - интерпретация с точно такой же башней, как у танка FCM 36 (детали в нашем следующем журнале GBM - 79).
image

Игра в дурака
Для производителей, участвующих в программе или планирующих участвовать, эти модификации ставят практически неразрешимую проблему: как сделать танк таким же вооружённым и защищённым, как B1 bis, но при этом оставаясь в пределах 20 тонн вместо 32? Проблема усугублялась тем фактом, что для соответствия характеристикам, заданным в конце 1935 года, производители начали с шасси массой около 18 тонн, поскольку при массе башни APX 4 около двух тонн они оставались в пределах 20 тонн при толщине брони 40 мм. Установка 75-мм гаубицы в корпус “стоила” ещё двух тонн (тонна гаубица, тонна боекомплект + заряжающий). Увеличение толщины брони также приводило к увеличению
массы примерно на две тонны. Так и получается, что новый танк весит как минимум 25 тонн. Этот избыточный вес окажет существенное влияние на двигатель, мощность которого, чтобы оставаться в пределах желаемой удельной мощности (10 л. с./т), придется увеличить с 200 л. с. до 250/280 л. с. Увеличение массы также окажет негативное влияние на подвеску, которая рассчитывалась на нагрузку до 23 тонн. Кроме того, когда комиссия по 20-тонным танкам 20 февраля 1937 года рассмотрела проекты семи производителей, откликнувшихся на условия 1936 года, 20 тонн уже попросту игнорировались. Каждый из проектов достигал массы 23-25 ​​тонн, что приводило к нехватке мощности.

Аванпроекты
ПЕРЕВОД В ПРОГРЕССЕ

ССЫЛКИ НА ЖУРНАЛЫ GBM 78, 79, 81 И 83
Думаю, что пора поделиться самими журналами. Они доступны через Imgur по следующим ссылкам:

С этого момента я просто начну выкладывать машинный перевод с минимальной редакцией и постепенно допиливать его с помощью ручной обработки. Так будет чуть менее эффективно, но зато быстро, и позволит вам как можно скорее узнать об этих машинах.

Продолжим с аванпроектов…
Аванпроекты
20-тонный танк Понятовского/SEAM

В то время как ни один из других производителей к началу 1937
года не вышел за пределы стадии предварительных проектов, SEAM
(Societe des Etudes et d’Application Mecnahique) сразу же
представило прототип, изготовленный на собственные средства.
Созданная по спецификации, выпущенной в конце
1935 года, машина включала в себя только ложную
башню, балластированную до веса APX 4, вооруженную
47-мм пушкой. С учетом эволюции идей SEAN
представляет в комиссию макет охотничьего агрегата 75-
мм пушки SA обр. 1935 г., идентичного таковому танка B1.
Особенностью танка SEAM является наличие электрической
трансмиссии, которая позволяет использовать тепловой двигатель
меньшей мощности, сохраняя при этом достаточную
производительность. Электрическая трансмиссия также обеспечивает
комфорт и легкость вождения благодаря своей прогрессивности
и точности при прохождении поворотов.

Комиссия будет учитывать это обстоятельство,
отметив при этом, что электрическая трансмиссия
утяжеляет машину примерно на 1,5 тонны по сравнению
с механической трансмиссией. В ходе презентации
комиссии по экспериментированию автомобильного
оборудования в Винсенне компания SEAM также объявила,
что прототип получит следующие модификации:

  • расширение конька;
  • модификация подвески для ее смягчения;
  • удлинение машины для удлинения
    гусениц назад;
  • адаптация капота танка B;
  • уборка противопожарной перегородки на 95 мм для
    увеличения боевого помещения за счет установки 75-го в корпус.

Во время динамичной презентации танка SEAM,
оснащённый временным двигателем, будет ехать по дороге со скоростью 14 км/ч вместо заявленных минимальных 40 км/ч.
мой. Но производитель планировал установить двигатель
более мощный, Hispano-Suiza мощностью 280 л.с. V12, так как это правда, что князь Понятовский основной акционер (30%) известного производителя двигателей.

Эти доработки, а также установка последнего
двигателя будут завершены, по оценкам, примерно
1 мая 1937 года.
Разумеется, на основании проведенной итоговой
экспертизы комиссия считает, что она не может
вынести положительное заключение по прототипу.
Однако он считает, что предложение производителю уже
представляет достаточный интерес для завершения
его разработки, чтобы как можно скорее подвергнуть
его полному эксперименту. Следовательно,
комиссия предлагает сохранить для участия в программе
танк SEAM с 75-мм пушкой в ​​корпусе. Чего комиссия
не говорит, так это того, что, рискнув создать
прототип на собственные средства, компания SEAM значительно
опередила своих конкурентов, которые дальше
стадии рисунка не пошли. Это
достижение может оказаться особенно удачным, если
модифицированный прототип окажется
удовлетворительным, поскольку тогда массовое производство
может быть запущено к 1938-1939 годам. Танк Понятовского
вполне мог бы стать решением проблемы.

Деревянная модель танка
Понятовского/SEAM, представленная с
вооружением, предусмотренным в
начале 1937 года: 75 SA 35 в
корпусе (крепление B 1 ter на шаровом
шарнире), 47 SA 35 в башне
APX 4 в стандартной комплектации.
image

Танк Понятовского/
SEAM — единственный участник программы грузоподъемности
20 тонн, у которого действительно
имеется доработанный прототип. Он был представлен 3 декабря 1936 года комиссии Винсенна с предварительным 6-цилиндровым двигателем Hispano-Suiza мощностью 120 л.с., чтобы не задерживать презентацию прототипа. Танк останется внешне неизменным (фальшь- башня со стеклянным куполом, отсутствие какого-либо вооружения) до его захвата немцами в июне 1940 года. Поэтому и для него необходимо прибегнуть к моделированию,
чтобы осознать его обозримую эволюцию по требованию комиссии по 20-тонному танку.
image


20-тонный танк Лоррейн

Рассмотрев предварительный проект, представленный
моторно-автомобильной компанией «Лоррейн»,
комиссия сразу отметила, что она никогда не строила
танк. Поэтому она жестко судит предварительный
проект, сказав:
«Вес (22,5 т) занижен. По сравнению с «СОМУА»,
вооруженным 75-мм корпусным орудием, этот танк
имеет такую ​​же высоту, такую ​​же ширину, длину
более 0,90 м, сопоставимую толщину брони и
меньшую массу (вес «СОМУА»: не менее 23,3 т). Таким
образом, танк весит не менее 24 тонн, поэтому
его двигатель мощностью 230 л.с. недостаточен.
Толщины брони точно не указаны, упоминание «базовая
толщина 60 мм» слишком расплывчато»
Комиссия, конечно, не указывает, что данная
ситуация напрямую связана с изменениями,
которые она сама внесла в первоначальную
программу, введя корпусную пушку и 60 мм брони
вместо 40 мм.
Более того, Лоррейн не смогла в полной мере
отреагировать на измененную программу и установила на
погоню не 75-мм, а 47-мм SA 35, что практически бесполезно,
поскольку в башне установлена ​​вторая 47-мм пушка
SA 35. Но эта возможность установки 47 SA 35 в кузов
указана в листе программы. Более того, 47-мм корпусная пушка, установленноя на шаровом шарнире с возможностью
бокового перемещения, не может быть использовано.
сидя: оператор должен двигаться, присев, чтобы
навестись. На обе штуки боезапас составляет всего
100 патронов калибра 47 мм. Это половина
от необходимый минимум, программа требует
минимум 100 снарядов на штуку.
Гусеница типа Карден-Лойд, аналогичная той, что
установлена ​​на гусенице заправки, предлагаемой той
же компанией, подвергается критике не меньше,
чем гусеница того же типа, которой оснащен танк проекта
Fouga. Фактически, чтобы ответить на программу
20-тонных танков, Лоррейн взялась за свой проект 9-
тонного легкого танка, предложенный в рамках
запроса пехоты на легкий танк в 1937 году.
С другой стороны, комиссия с удовлетворением
отмечает, что боевая камера просторная, что
обусловлено большой длиной танка. «Эта длина
больше, чем у всех остальных проектов, она должна
облегчить пересечение высоких склонов».
Этот последний пункт окажется важным, когда
Программа будет развиваться в сторону вооружения 75 мм под
башней, а когда Lorraine перейдет от двигателя Hispano-Suiza мощностью
230 л.с. к Panhard с 12-цилиндровым V-цилиндровым двигателем
мощностью 450 л.с.
Еще один положительный момент: Лорейн, представившая
свой предварительный проект с трансмиссией Кливленд,
подтверждает, что она будет заменена парой из двух
коробок передач системы Коталь (предварительно выбранных
скоростей), размещенных непосредственно на
«реле управления звездочками». Надо сказать, что Кливлендская
система трансмиссии комиссии вряд ли нравится,
в чем мы убедимся в подробном представлении одного из
следующих устройств… Продолжение в нашем следующем журнале, GBM 79.

С этого ракурса вопиюще выглядит избыточность вооружения «Лоррейн» проекта 1937 года (две пушки 47 SA 35). Производитель Аржантёй фактически использовал предел, предусмотренный спецификациями, чтобы добиться невозможного, учитывая принятый профиль кузова и его небольшую высоту.

Деталь доработанного вооружения (проект 1937 г.). Низкий и профилированный корпус танка «Лоррейн» крайне плохо поддается установке вооружения в каземате.

Вид спереди модели танка «Лотарингия» в исходном варианте с однобашенным вооружением (проект «Лоррейн» от марта 1936 года для 20-тонного танка).

Представим, что мы — члены комиссии по 20-тонному танку, осматривающей полномасштабный деревянный макет проекта «Лоррейн». Тогда у нас был бы этот тонкий
и изящный силуэт под таким выгодным углом. И мы бы сказали себе: «очень хорошая атака гусениц, хорошее распределение массы благодаря исключительной длине, но очень странному расположению вооружения. Этот проект, несомненно, заслуживает лучшего…».

Но если бы эта модель
была, например, в размере 1/8 и стояла бы на столе у ​​директора автомобильной компании Лоррейн д’Аржантёй, то мы бы ее увидели именно такой.
image
image

Выпуск GBM номер 79:
“Арлезианка” 1940 года…
БУДУЩИЙ ТАНК “G1”
Часть 1 1935-1938 (2): “Бомба” Рено и других 20-тонных танков

Мы следили за GBM 78
условия развития
танковой программы
20 тонн в 1935-1936 годах и два
предварительные проекты. Здесь и сейчас
остальные пять участников, поскольку они
явились в начале 1937 года.
Как мы уже писали, когда комиссия по «20-тонному
танку» рассмотрела 20 февраля 1937 года предварительные
проекты семи производителей, откликнувшихся на
тендеры 1936 года, установленный предел веса стал
уже не более чем воспоминанием. Каждый из проектов
достигает 23-25 ​​тонн, что приводит к хроническому
недобору мощности. В дополнение к уже рассмотренным
проектам Понятовского/SEAM и Лоррейн (GBM
78, стр. 38-47), конкурирующие проекты представляют
собой, как мы сейчас увидим.

20-тонный танк Рено

Крупнейший автопроизводитель, известный
конструктор и производитель танков не мог остаться в
стороне от такой программы. Тем более, что будущая
машина, которая появится, с одной стороны обрекает свой
танк D2, а с другой стороны угрожает танку B, в котором
Бийянкур имеет очень важные интересы. Не
присутствует, а главное сохраняется в танковой программе
20 тонн означают понижение Рено до уровня
производителя легких танков, таких как R.35, над
которыми могущественная компания потеряла
контроль после национализации в 1936 году ее
мастерской в ​​Исси-ле-Мулино, ставшей известной как AMX.
В действительности развитие событий таково, что
Рено рискует, ни больше, ни меньше, увидеть, как деятельность
ее танков снизится до минимума, а то и вовсе исчезнет,
а производитель Бийянкур окажется низведенным
до роли поставщика компонентов механического оборудования
для сторонние производители.
Надо сказать, что в это время имидж марки Рено едва ли был на пике. Кавалерия отдала предпочтение
СОМУА после неудачи Рено с AMC типа YR и ACG-1. Легкий
танк R.35, принятый на вооружение под давлением событий,
далеко не доставляет удовлетворения, а пехота явно
отдает предпочтение, и это справедливо, FCM 36.
Таким образом, для Renault программа 20-тонных танков
— это возможность воспользоваться возможностью восстановить
свой имидж и, прежде всего, вернуться на передний
план производителей танков. Поэтому он нанесет серьезный
удар, предложив предварительный проект, который дестабилизирует
программу и, прежде всего, поставит «палки на рельсы»
ее самому грозному конкуренту, танку Понятовского/SEAM, что является настоящим преступлением оскорбления величества в глазах Луи Рено.
В своем большом перевороте Renault наносит удар
там, где этого никто не ожидает. Рискуя остаться
вне программы, Renault предлагает танк не с
двойным вооружением, а с одной 75-мм пушкой в ​​башне.
Инициатива смелая, потому что вооружение танков
это ответственность официальных служб
через такие учреждения, как ETBS (Бурж)
для пушек и APX (Пюто) или ARL (Рюэй) для
башен.
Но смелый шаг Бийянкура оправдал себя, потому что,
увидев предварительный проект, комиссия буквально упала в
обморок, в отдельных терминах:
«Оригинальным проект является расположение вооружения;
основное орудие (пушка 75 или 47) установлено
на установке, ось вращения которой совпадает с осью
вращения башни. Залп пушки вращается вокруг шарового
шарнира (фиктивного шарнира), установленного на
башне. Ориентирование пушки по азимуту происходит
за счет электроуправляемого вращения установки; залп
приводит в движение башню, которая сбалансирована,
последняя относительно легкая, так как не служит креплением
для орудия, поэтому вес вооружения не вмешивается
в балансировку башни.
Представители 10-го управления [пехотного] считают,
что установка основного вооружения танка на
станке представляет достаточный интерес, чтобы
оправдать заказ опытного образца […] Они считают,
что в танковом вооружении всегда нужно искать
новые решения, вероятно, будут иметь лучшую
производительность, чем старые. Они
добавляют, что пехота всегда выступала за установку
основного вооружения танка под башней¹.
Комиссия считает целесообразным попросить
производителя представить два взаимозаменяемых узла,
один со стволом 75 мм, другой со стволом 47
Шнейдера (V° 800), предусмотренных проектом. >>
Удар был особенно сильным, потому что в башне 75-
мм — это не 75-мм гаубица (17 калибра) танка «B»,
а 75-мм (29 калибра) крепостная пушка APX, включая
установку, уже установленная на некоторых проектах
САУ (прим. ред. - это та самая пушка, что сейчас стоит на SAu 40. Она же станет в будущем известна, как SA 32). Это вооружение придает танку огневую мощь полевой
пушки. Это впервые со времен тяжелого танка FCM
2C, масса которого составляет 70 тонн. Тонко
говоря, Renault предлагает две версии: одну — 75 мм для
фугасных выстрелов и возможности противотанкового
огня, другую — 47 мм, мощную, с высокой противотанковой
способностью, с меньшей взрывной силой, чем 75
мм, но все равно существенной. За этой организацией вооружений, не принадлежащих
автопроизводителю, обретает форму акция инженера по вооружению
Рестани, прикомандированного к «Рено».
Помимо вооружения, предварительный проект Бийянкура
включает еще один весьма инновационный элемент:
подвеску с использованием торсионов, занимающую мало
места, менее тяжелую, менее чувствительную к минам
и более гибкую, чем обычные подвески. Комиссия вряд
ли многословна на эту тему, она просто отмечает небольшой
размер подвески, не вдаваясь в подробности.
С другой стороны, он выносит свое мнение о шасси
и, в первую очередь, о трансмиссии: с точки зрения
трансмиссии Renault не ввела инновации, она
осталась верна системе Кливленда, которая не является очень прогрессивная система рулевого управления. Целесообразно было бы попросить производителя установить,
если возможно, на этот танк более современную
и прогрессивную трансмиссию, чем «Кливленд». Но
если бы это было невозможно, комиссия рекомендовала
«для улучшения обитаемости боевого помещения
было бы целесообразно перенести «Кливленд» в тыл. Радио
тогда можно было бы разместить на нынешнем месте
этого механизма слева от пилота».
Затем она интересуется двухпутной системой,
формулируя оговорки: комиссия не убеждена,
что двухпутная система, предложенная
Рено, будет удовлетворительной; было бы разумно запустить в производство для этого танка гусеница аналогична танку D2, чтобы не задерживать
выпуск опытного образца в случае выхода из строя
спаренных гусениц». В примечании на полях указано, что «внешние
края гусеницы не приподняты; Поэтому повороты
танка на мягком грунте будут очень затруднены.
Кроме того, ребра полозьев, аналогичные тем, что у
танка FT, будут повреждать дороги».
Далее следуют некоторые замечания, призванные
замаскировать эмоции комиссии перед новаторской
формулой основного орудия в башне: передние
колеса необходимо поднять как можно выше, чтобы
повысить способность танка преодолевать неровности.
Было бы целесообразно обеспечить, чтобы дальность действия
танка соответствовала программе. Наконец,
пересечь ров с чистым краем недостаточно
(2,25 м вместо 2,50 м)»
Разумеется, как и следовало ожидать, комиссия
уточняет, что «вес, указанный Renault,
был занижен. Предполагается, что этот танк
достигнет 25 тонн.
Но в заключение: «с учетом изложенных выше
оговорок и ввиду большого интереса, который
представляет сборка вооружения, комиссия
считает, что постройку 20-тонного прототипа танка
следует поручить компании «Рено». Макет боевой
камеры следует как можно скорее предоставить
компетентным техническим службам».
image

20-тонный танк БДР (Бодо-Донон-Руссоль)

Что касается проекта, исходящего от этой компании,
специализирующейся на строительстве локомотивов, то комиссия в первую очередь ориентируется на объем танка: «боевая камера просторная, поскольку
ширина танка (2,80 м) позволяет разместить 75-мм пушку по
оси и два человека (водитель и радиостанция) должны
быть размещены по обе стороны от этого оружия.
Этот танк также является самым крупным из всех, чьи
проекты рассматривалась комиссией».
Однако такое расположение имеет тот недостаток, что
кресло командира танка становится непригодным для
использования во время стрельбы. Действительно, последний
размещен в башне, тоже по оси танка и прежде всего
по оси орудия. Поэтому ноги командира танка
расположены за казенной частью и как раз на пути
выброса гильз. При первом выстреле у командира танка могут
несколько пострадать голени.
Отсюда и предложение сместить башню влево, как
на проекте Somua, имеющем тот же организационный
недостаток.
Комиссия также отмечает, что «общая высота
танка, 2,85 м, выше, чем у других проектов […]
потому, что башня была поднята для устранения
слепых зон его вооружения».
Затем она смотрит на бензиновый двигатель
Potez, авиационный тип, 12 цилиндров которого
расположены горизонтально и охлаждаются воздухом. Эта
новинка, которую мы встретим позже на EBR, на данный
момент является первой, тем более что «охлаждение
теплового двигателя, тяговых двигателей, вентиляция
боевой камеры обеспечиваются двумя турбинами;
две вытяжные турбины выбрасывают нагретый
воздух обратно в атмосферу. Если снятие
радиаторов приведет к удалению жалюзи, которые
являются уязвимыми органами, комиссия осторожно
отмечает, что несомненно необходимо будет разместить
выхлопную трубу вне бака. Тепловой двигатель
мощностью 320 л.с. обеспечивает 28,5-тонному танку
БДР удельную мощность 11,2 л.с./т, что на 10%
больше требуемого соотношения 10 л.с./т.
Как и танк Понятовского/SEAM, БДР имеет электрическую
трансмиссию. Это «характерно своей простотой
и оригинальными положениями […]. Возбудителя нет;
генератор типа «Шунт»; он запускается сам по себе
при оборотах теплового двигателя, превышающих
обороты холостого хода […]. Двигатели серийного
типа; Каждый из них атакует гусеницу с помощью
мобильного двухступенчатого редуктора. »
Эта электрическая трансмиссия весит всего на 1000
кг больше, чем механическая трансмиссия, и она
хорошо справляется с поворотами с малой амплитудой,
не утомляя персонал и оборудование».
Комиссия также акцентирует внимание на особенно
важном моменте: «ролики установлены на конических
роликоподшипниках Тимкем, заполненных смазкой
и снабженных герметичными уплотнениями; на них
невозможно воздействовать при погружении в воду;
они не требуют никакой смазки. » И далее отметим:
«Производитель сообщает, что бак БДР не требует
периодической смазки с помощью шприца для смазки. »
Это значительный технический прогресс для резервуаров,
которые затем требуют ежедневного ухода,
включая утомительную работу по смазке 4.
Но в этом отчете есть довольно загадочный абзац,
написанный следующим образом (подчеркнутые
термины нами подчеркнуты): «При условии обеспечения
водонепроницаемости некоторых легкозакрываемых
узлов и башни APX 4 производитель считает,
что дистанционно управляемый танк может перейти
брод любой глубины. Означает ли это, что танк БДР -
погружной с дистанционным наведением, экипаж
проходит отсечку на мешках Хабера? Элегантное
решение, позволяющее преодолеть ограничения, налагаемые
различными классами мостов, и таким образом
удовлетворить инженерные запросы по переправе паромов
уже изучаются с момента окончания Великой войны,
просто и чисто устранив их. И, столкнувшись
с таким количеством нововведений, комиссия
предложила: «Танк БДР, вооружение которого мощное
и который к тому же представляет новые положения
с точки зрения обитаемости, теплового двигателя,
трансмиссии и обслуживания, очень интересный, можно
заказать». Поэтому он предлагает отнести его к верху
устройств, отнесенных к 3-й категории» (отчет от
20 февраля 1937 г.). В этом отчете проекты Фуга и
Лотарингия также отнесены к 3-й категории. Во вторую
категорию входят СОМУА, ФСМ и Рено,
а первая учитывает только Понятовского/SEAM. Но этот прекрасный энтузиазм умеряется
современная рукописная записка, подписанная неразборчиво, в
которой указывается, что система электропередачи Гебу-Рузон, безусловно, имеет определенные преимущества,
но, с другой стороны, у нее есть недостаток, заключающийся
в том, что она производится по немецким патентам так
же, как и система склеивания (Pendelastic) резины на коньки.
Эта анонимная рука приходит к выводу, что танк превосходит
Понятовский/SEAM по проекту Бодо-Донон-Руссоль с точки зрения веса, размера и трансмиссии
(электрической), но, тем не менее, заканчивается
хорошо для BDR, «превосходя SEAM с точки зрения
подвески».
image

20-тонный танк Батиньоль-Шатийон
Проект генеральной паровозостроительной
компании (Батиньоль) никогда не будет сообщен
комиссии, которая сообщает о нем только для
протокола.

20-тонный танк СОМУА

СОМУА, надеявшийся на мгновение увидеть свой кавалерийский танк
сохранена в виде среднего пехотного танка, оставлена
вам ходовую модифицировать, не все потеряли
надежду и представляет предварительный проект. Этот оборудован
новой ходовой части, которая впоследствии
будет соответствовать СОМУА S.40 и SAu 40. Для адаптации
в соответствии с новыми спецификациями программы, СОМУА
установили в корпус 75 мм и увеличили толщину
бронирования. Эти изменения привели к увеличению
танка и, следовательно, веса, без
движущая сила увеличивается.
ПЕРЕВОД В ПРОЦЕССЕ